23:45 

no chirch in the wild

a(l)coustic
we were exploding anyway
В руках его-её - большая бутыль с прозрачной, содержащей спирт, жидкостью.
Первый и последний тост за меня. С такой же прозрачной, но только без спирта, жидкостью. Пузырьки игриво тянутся к поверхности, вырываясь из плена своих же собратьев, как рвется из рук недруга бравый солдат. Большие и маленькие, эти пузырьки - как немое отображение моего настроения.
Потом мы, пьяные, шальные, рубимся в игрушки. Давно пора домой, на часах давно перевалило за 20:00.

И я иду, понимая, что не хочется мне, пьяной, домой. Передо мной расстилается Манежная площадь - вот почти вся она, как на ладони. Нет в сумке телефона, некому позвонить, позвать наслаждаться этим ощущением-чувством-чистой, неприкрытой эмоцией, истинно блаженством. И я знаю, что чудесная моя девочка совсем рядом, возможно даже на параллельной улице, но как же мне сейчас достучаться до нее, докричаться?

Я иду меж стройных рядов магазинов, мне кружаще, мне странно-хорошо, весело, сытно, раслабленно. Я обхожу несколько магазинов, навешивая на себя вещи, а позже - натягивая их на себя в примерочных. Не то, все не то, все не так. В очередном магазине мне, эйфорически опьяненной, не слышащей ничего, кроме выученных уже наизусть строк Канье, указывают на выход - время уже приблизилось к 22 часам.

Я захожу в метро, падая на сидение и обрушивая уставшее тело на сидение, а хмельную голову - на руки. Я дремлю глубоко, почти засыпая, пытаясь выгнать из себя хотя бы на этот странный миг все то, что было сегодня - корневые папки, шаблон сайта, теги, пути, каталоги... Хотя нет, вру я - я не думаю ни о чем. У меня в нашниках мерный голос Канье.

Небо цвета индиго глубоко, беззвездно, насыщенно синевой без единого облака, без единой огрехи. Я восхищенно смотрю в него, проваливаясь, мысленно отдаю ему всю себя. А после водитель жмет на газ, унося меня домой, и волосы мои развеваются. И я вижу все - и небо бескрайнее, и теплый, домашний свет фонарей, и чувствую скорость, пусть и небольшую. И тополя. Я вижу их - пушистые, раскидистые, необычайно высокие. В Волгограде они не такие. Там они вытянутые, строгие, тощие, подтянутые, не такие, как в Москве - пафосные, распушившие свои ветви.

Меня накрывает волной уловимого восторга, восхищения, счастья. Я забываю о всех своих неурядицах на этот крохотный миг, о долгах, неудачах в любви, разбитом, тоскующем сердце, о недостатке ласки и, да - денег. Мне хорошо.
Этот свет ласкает меня, обнимает трепетно желтым сиянием, и я растворяюсь в нем, улыбаясь Блаженной Марией.

URL
   

VIETNAM

главная