a(l)coustic
we were exploding anyway
Губы складывают звуки в слова. В них - столько чувств, что я хочу просто сдохнуть. Но я продолжаю слушать, продолжаю разрывать свое никчемное сердце...
Пониженный гемоглобин. Следствие - бледность.
Знаешь, а ведь умирать в Альпах, когда мне будет 40+ лет - это же глупо! Это уже будет не красиво. Но раньше - слишком мало времени.
Что делать?

Не плачу. Мне так страшно. Я жила тобой, а теперь, спустя несколько лет, слезы не льются. Они закончились для тебя, наверное. Слишком много раз я рыдала часами, но после твоей смерти плакать я почти перестала.
Лишь из - за нескольких вещей я всегда буду ронять слезы. И ничто не изменит это... только, возможно, время.
Если я вспоминаю маму я плачу. Или если думаю о папе.

От этого больно. Так хочется вспомнить, прорыдаться и не вспоминать долго. Но не получается.
Я уничтожила своего бога, я не хочу носить креста, потому что это будет не правильно по отношению к нему...
Я уже отпустила.
Я прокляла.

А все проклятые мною умирают вскоре.
Умирают или уходят.

Необходимо следить за словами. СЛИШКОМ много совпадений. Я не хочу терять дорогих мне людей...
Но их и правда нет.
Я только сейчас это понимаю.
Те, с кем я была близка, просто использовали меня, а я, хотя и догадывалась, старалась не думать об этом.
Это не больно.
Я всегда знала и знаю, что буду одна. Но я боюсь одиночества, на самом деле.

Палка о двух концах.
Это конец, детки. Это конец для меня.
Нет никакого круга и снега больше, нет больше крови на коленках, нет перепутья.
Я в тупике.Я сама загнала себя туда.
И сколько не буду я пытаться царапать камень, ничего не выйдет...