a(l)coustic
we were exploding anyway
Мне до дрожи необходимо избавиться от этих осточертевших, назойливых, как мух, мелких и не нужных мыслей.
Они сжигают меня, они приходят внезапно, и им нужен выход, ведь они тоже, по сути своей, живые...
Тебе, мой милый, мой далекий, мой не мой.

Дермантин, свинец в кровь, мертвый.
Изламывая, на неестественный угол, потому как мертв.
Ты, одинокий, задыхающийся.
Твое прошлое, кое уничтожает тебя день за днем. Не верить, не слышать, не жалеть, fucking ridiculous.
Каждый раз заново, но прошлое - неслышимая, тихая, безмолвная тень, неумолимо преследует, наступает на пятки.
Не верь прошлому, прошлое прошло.
Одна рука взмывает в воздухе, застывает, - что же? - ища надежду, приют душе, ища тепло, которого тебе так не достает.
Ты изнываешь от тоски, тогда как из тебя вытекает гной. Прозрачный, плохо пахнущий.
Ты разлагаешься на плесень и гной, ты ржавеешь, твое сердце покрывается мхом, поэтому... отпусти его.
Легче.
Дышать.
Белый - белый снег, хлопьями, сжигается в атмосфере...
Вода в ладонях, теплых.
Жизнь иногда бывает чертовски смешной.
Но скоро и зима закончится, обнажая зияющие, твои, раны, беспощадно и жестоко выставит их на всеобщее обозрение...
Успеешь до весны?
Забыть?
Прошлое?
Пока снег закрывает весь этот ужас, попытайся.

Задыхаюсь от нежности к тебе.
Я.